Школа управляемой аффективности 1

ШКОЛА УПРАВЛЯЕМОЙ АФФЕКТИВНОСТИ

ДЕМИДОВСКИЕ ЭТЮДЫ КАК ТРЕНИНГ АФФЕКТИВНОСТИ

«Что может сделать чистой мутную воду?

Но оставь её стоять спокойно – вся муть

осядет на дно, и вода будет чистой и

кристально спокойной.

Лао – Тзе.

Свобода и непроизвольность – основа творчества актёров аффективного типа. К этому типу, по мнению Демидова наиболее подходящему для театральной деятельности, принадлежит большинство гениев мировой сцены. Демидов считал аффективность совершенно необходимым качеством для театра. Если характеризовать это свойство как гипертрофированные по силе и нестандартные по характеру восприятия эмоции, станет понятно, что аффективное восприятие окружающего мира присуще в основном детям. По мере взросления у человека, если он не Маугли и не антисоциальный элемент, аффективность восприятия окружающей действительности сглаживается, притупляется и у большинства постепенно сходит на нет.

Аффективность для жизни неудобна. В медицине этим термином обозначают безудержность реакций, которая свойственна или больным людям, или распущенным, невоспитанным. Чем лучше воспитание, чем больше человек приспособлен для жизни в обществе, тем более воздержан он в проявлении своих эмоций. Признаком хорошего тона всегда считалось сдержанность аристократов. На развитие, культивирование выдержки и спокойствия при проявлении своих эмоций были направлены все возможные усилия при воспитании и образовании детей. Взрослый человек, не контролирующий свои эмоции, производит дурное или нездоровое впечатление. Пожалуй, есть два места, где приветствуется открытое излияние эмоций: это кабинет психотерапевта и театр.

В театре открытому проявлению эмоций и чувств приходится учиться заново и на новом уровне. Актёр должен быть прозрачен. Его эмоции должны быть заразительны. Новый уровень эмоциональной открытости подразумевает, что проявление эмоций на сцене качественно иное, чем в жизни. В идеале – силу и мощь эмоций оставляем, поток излияния – направляем, результат – контролируем. Другими словами – максимальная яркость проявления и строго контролируемое качество эмоций. При таком положении дел Отелло никогда не задушит Дездемону, хотя зритель будет уверен в обратном.

«У хорошего актёра в минуты его творчества…верно распределено количество и качество работы между сознанием и автоматической творческой непроизвольностью (курсив Н.В. Демидова)». [Демидов Н.В. Искусство жить на сцене. Творческое наследие в 4 томах. Санкт-Петербург, «Гиперион». 2004. Т.2. 560с. С. 78-79].

Добавлять рассудок к чувству в нужной пропорции, - и при этом быть непосредственным и ярко эмоциональным! Точнее, рассудок должен добавляться сам в нужном количестве. Трудная и парадоксальная задача.

«Крайняя чувствительность при полном самообладании делает актёра великим» [Демидов Н.В. Теория и психология творчества актёра аффективного типа. Творческое наследие в 4т. Санкт–Петербург, «Балтийские сезоны». 2009. Т.4. 656с. С. 96].

Феномен аффектации не является сугубо сценическим. Вне театральной жизни мы нередко становимся свидетелями аффективного поведения, проявляющегося в условиях исключительной мобилизации, которая сочетается с отключением от сторонней шумовой и зрительной информации и, возможно, отключением некой части активного сознания. В критических ситуациях это может быть спасением для индивида, так как он начинает действовать за гранью возможного и вне рамок инстинкта самосохранения; например, запрыгивает на многометровую высоту или поднимает неподъемную тяжесть.

Велик актёр, для которого, казалось бы, незначительные, имеющие отношение к пережитому в изменённом состоянии сознания элементы поведения или воздействия, например, окружающей обстановки могут всколыхнуть и вызвать наружу из глубин подсознания и памяти чёткие картины и образы. Это ощущение истинного «дежавю», в наибольшей степени присущее актёрам аффективного типа.

Обучение Школы Демидова построено на быстрой мобилизации подсознания, управляемой не волевыми стимулами; мобилизации мотивированной, позволяющей бессознательно достигать требуемого изменения психоэмоционального статуса личности. Главный вопрос заключается в том, как научить актёра достигать бессознательного изменения психоэмоционального и нового психофизиологического статуса личности, как самому вскрыть мощь своего подсознания.

Артисты «милостью божьей» без специальных методик и обучения инстинктивно умеют ввести себя в подобное изменённое состояние сознания, расслабиться, отключившись от всего, кроме роли, и тем заработать неосознанное состояние ментально-эмоциональной аффектации, воспроизводящей совершенно новую сценическую личность. Случается, что им не надо даже искать актёрскую технику для воплощения образа. На сцене они «становятся» этим образом, настроив свою высшую нервную систему. Таким артистам важно только не мешать, не калечить их творческую природу – они сами найдут свой путь.

Но далеко не каждый актёр, творческий работник обладает таким природным даром или приобрел столь необходимую выучку бессознательной или волевой осознанной мобилизации. Овладение и управление собственным психо-эмоциональным и психофизическим состоянием – тяжёлый труд. Не многим доступно такое самовоспитание, особенно в ситуации ограниченного природного дара.

Людмила Андреевна Богданова

© 2018 АНО "Три Поколения" Наши партнеры: Администрация г. о. Пущино Семейный центр - Три Поколения OOO Анапа Море Российский Государственный
Институт Сценических Искусств Фонд Президентских грантов Информационное агентство - Росбалт Газета Пущинская среда