После Станиславского

После смерти Станиславского в 1938 году все другие подходы к искусству актёра, кроме Системы, были признаны неверными, а отношение к Демидову приняло, по словам М.Н. Ласкиной, «характер гонения и травли: увольнение Демидова из Театрального училища им. Щепкина, где он преподавал в предвоенные годы; полное исключение самого имени Демидова из истории МХАТа, да и вообще из театроведения… Посыпались грозные обвинения в «идеализме», «мистицизме», «безыдейности» и т.д., и т.п. в духе того времени», вплоть до далеко идущих выводов «оперативно вмешаться и прекратить такую педагогическую деятельность»[9].

Демидов, Школа которого противоречила нескольким ключевым установкам учения Станиславского, был изгнан со всех своих педагогических и режиссёрских должностей. Возможна ещё одна причина ожесточения по отношению к Демидову некоторых его театральных современников. Николай Васильевич был человеком не гибким. Его близкие считали, что основным его качеством был, прежде всего, максимализм. «Никаких полурешений, полумер. Только совершенство. Бесстрашие. <…> Неумение и нежелание идти на какой бы то ни было компромисс, на какую бы то ни было сделку с совестью, на какие бы то ни было «слабости»[9].

В 1939 г. он читает лекции по мастерству актёра для режиссёров в ЦДХС (Центральном доме Художественной самодеятельности). Фото театральное училище им. Щепкина

1939 – 20 августа 1941 – Демидов - преподаватель актёрского мастерства в театральном училище им. Щепкина при Малом Драматическом театре. В этом училище он набирает два курса: в 1939 и 1940 гг. По воспоминаниям очевидцев, на зачётах первокурсники Демидова делали то, что не умели делать выпускники.

Накануне войны ему удалось поставить спектакль Горького «Последние» вместе с учениками Щепкинского училища и выпускниками Музыкального училища им. Глазунова. Спектакль вызвал небывалый интерес театральной общественности, возник проект создания нового театра, премьера имела грандиозный успех… 21 июня 1941 года. Дальше была война.

С августа по декабрь 1942 года, находясь в эвакуации в Карело-Финской ССР, Демидов работал главным режиссёром тетра Музыкальной комедии. Там же в это же время находился в эвакуации Национальный Финский театр города Петрозаводска, в который руководство Карело-Финской республики пригласило Демидова в качестве художественного руководителя. «После нескольких месяцев специальных занятий со вновь собранной труппой, при всех сложностях скудной жизни военного времени, Демидов выпускает спектакль «Кукольный дом» («Нора») Г. Ибсена. Местная пресса и приехавшие из Москвы театральные специалисты восторженно отозвались о спектакле. Исполнительницу роли Норы, Ирью Вийтанен, они готовы были ставить наравне с великой Комиссаржевской. <…> Демидов был вызван в Москву для доклада о своем методе работы в Финском театре. Доклад был сделан. Решено показать спектакль в Москве. Но осенью 1944 года – чудесная Нора – Ирья Вийтанен трагически погибла. <…> Спектакль «Кукольный дом» перестал существовать»[10].

1945 – декабрь 1946 гг. Николай Васильевич возвратился в Москву и работал художественным руководителем и режиссёром Московского гастрольного театра «Студия». Доносы, преследования. Оставаться в Москве становится опасно, и Демидов уехал на Сахалин.

Декабрь 1946 – февраль 1948 гг. – художественный руководитель театра Советской Армии на Сахалине. На острове у Демидова быстро прогрессирует ишемическая болезнь сердца и по предписанию врачей он перебирается на материк, в Бурят-Монголию.

Март 1948 – июль 1949 гг. – Национальный Бурят-монгольский театр и его драматическая студия, бурят-монгольское театрально-музыкальное училище – последнее поле практической деятельности Н.В.Демидова.

Характеристика из Бурят-монгольского Театрально-Музыкального училища им. Чайковского на Н.В. Демидова: «Опытный вдумчивый педагог, глубокий знаток актёрского творчества, Н.В. Демидов, несмотря на тяжёлую длительную болезнь, не считаясь со временем, работал со своими учениками и дал им много нового и ценного в области освоения мастерства актёра. <…> Н.В.Демидов также внёс много ценного в методику преподавания других театральных дисциплин и с присущим ему энтузиазмом старался поднять культуру Театрального училища на более высокий уровень. <…> Н.В.Демидов заслужил всеобщую любовь и уважение. <…> Выпуск, сделанный им в 1949 году, <…> отличается от всех предыдущих выпусков большой художественной зрелостью и слиянием актёров с образом. Дипломные спектакли, показанные выпускниками Н.В.Демидова, произвели на всех присутствующих сильное впечатление простотой, естественностью, осмысленностью и силой игры будущих молодых актёров» [11].

Из-за тяжёлой болезни сердца Демидов вынужден вернуться в Москву. Он переносит несколько инфарктов подряд, но, вопреки прогнозам врачей, в очередной раз сам поднимает себя на ноги. Последние три года он вместе с женой Екатериной Александровной Книшек живёт в своей московской квартире, всё время посвящая работе над книгой и пытаясь добиться её издания. Хотя бы частичного, переработанного, статьями, кусками.

Из письма И.М. Москвину: «Так ли, этак ли, если не случится какой катастрофы, я доведу своё дело до конца. Я чувствую себя так, как вероятно чувствует себя пуля, пущенная в цель: ей уже невозможно остановиться, и нет другого пути»[12]. 

Незадолго до смерти Демидов принял участие в дискуссии о Системе Станиславского, развёрнутой на страницах печати по инициативе газеты «Советское искусство» в начале 50-х годов. «Демидовская статья о Системе Станиславского была одной из самых глубоких и новаторских по содержанию, и сильно выделялась смелостью высказываний и непредвзятостью суждений на фоне статей, написанных признанными лидерами советского театра»[13].

8 сентября 1953 года Николая Васильевича Демидова не стало. Остался огромный архив: рукописи книг и подготовленные материалы, переписка, дневники. Николай Васильевич Демидов

Только в 1965 году, 12 лет спустя после его смерти, усилиями учеников, вдовы, при поддержке ученых-физиологов, медиков, биологов удалось издать сильно сокращённый вариант одной из книг – «Искусство жить на сцене». Предисловие к этой книге, ставшей библиографической редкостью, написали два выдающихся ученика Николая Васильевича, Б.Н. Ливанов и М.О. Кнебель. «Мои первые актёрские шаги были связаны с Николаем Васильевичем. Он поражал всегда своей неутомимостью, своей требовательностью и своей щедростью… В настойчивых поисках точной психологической правды он мог замучить себя и актёра, потому что не признавал здесь полумер… Демидов за свою жизнь много преподавал в различных студиях и школах. С 1919 года он вёл занятия с актёрами в театральных студиях, работавших под эгидой Московского Художественного театра… <…> В дальнейшем Н.В. Демидов не оставляя преподавательской деятельности, в которой видел главное своё призвание, работает и как режиссёр – практик… Работая в театрах режиссёром, он продолжает настойчиво искать пути к органическому творчеству актёра на сцене…» [14], - писал Б.Н. Ливанов. «Я хорошо помню период, когда Николай Васильевич Демидов преподавал во Второй студии МХАТ (это было в 1921 – 1924 годах); мне довелось тогда быть в числе его учеников. Демидов вёл свои занятия, ища собственных путей в осуществлении заданий К.С. Станиславского. У Н.В. Демидова прошли в своё время актёрскую школу многие ныне известные мастера сцены» [15], - это слова М.О. Кнебель.

Почти полвека понадобилось на то, чтобы полностью, без купюр, опубликовать пять книг творческого наследия Демидова. Этот труд взяла на себя питерский театровед Маргарита Николаевна Ласкина при содействии своего мужа - известного актёра Олега Георгиевича Окулевича - ученика и последователя Демидова. Именно им был завещан архив Демидова.

Четыре тома (пять книг) Демидова вышли в свет с 2004 по 2009 гг. в издательстве Санкт-Петербургской Театральной библиотеки и Санкт-Петербургского Театрального музея. Последний, четвёртый том был издан в декабре 2009 года, к 125-летию со дня рожденья великого русского продолжателя театральных реформ.

Потребовались долгие годы для того, чтобы русский театр вновь открыл для себя имя одного из самых интересных своих теоретиков и практиков. Без свидетельства Демидова, без понимания его школы, невозможно проследить развитие творческий мысли Станиславского, а также освоить многие аспекты практики таких мастеров русского театра как Вахтангов и Михаил Чехов. Демидовское наследие самоценно, и представляет собой перспективу развития театральной школы, как в России, так и за рубежом.  

9. Окулевич О.Г. Рукопись. Личный архив М.Н. Ласкиной.

10. Ласкина М.Н. Предисловие к творческому наследию Н.В. Демидова в 4т. СПб, 2004. Т. 1. С. 7.

11. Демидов Н.В. Творческое наследие в 4т. СПб, 2009. Т. 4. С. 581.

12. Демидов Н.В. Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник1998. М., 1999. С. 168.

13. Малаев-Бабель А.А. Рукопись. Личный архив автора.

14. Ливанов Б.Н. Об этой книге и её авторе // Демидов Н.В. Искусство жить на сцене. Из опыта театрального педагога. М., 1965. С. 6-7.

15. Кнебель М.О. Об этой книге и её авторе // Там же. С. 8.

Людмила Андреевна Богданова

 

 

 

 

© 2018 АНО "Три Поколения" Наши партнеры: Администрация г. о. Пущино Семейный центр - Три Поколения OOO Анапа Море Российский Государственный
Институт Сценических Искусств Фонд Президентских грантов Информационное агентство - Росбалт Газета Пущинская среда