Демидовские этюды как тренинг аффективности 2

ДЕМИДОВСКИЕ ЭТЮДЫ КАК ТРЕНИНГ АФФЕКТИВНОСТИ

Л. Богданова

Начальный этап. Собственно ДЭ

(продолжение)

По мере увеличения продолжительности этюда и углубления его содержания возникает опасность имитации чувств и ощущений, особенно при повторении одного и того же по нескольку раз.

Лучшим способом возвращения непосредственности восприятия служит возвращение к началу: короткие безликие фразы с минимумом обстоятельств. То есть возвращаемся к тому, с чего начинали, к самому «маленькому» - короткому диалогу в круге. «Этого маленького нечего искать на стороне – оно всегда с нами. Это – те непроизвольные автоматические движения, которые мы делаем беспрестанно, не подозревая того. …Удерживая себя от этих, как будто бы бессмысленных, бесцельных и беспричинных движений,…удерживаешь свою внутреннюю жизнь, которая их породила. Пуская себя на них, даёшь свободу выявлению своей внутренней, не осознаваемой нами жизни. …Многие работающие в театре думают, что мелкие движения – страшный вред для актёра. …а между тем, когда мы одни в комнате, мы разрешаем себе положительно всё, и никакой суетни от этого не возникает, наоборот, мы успокаиваемся и освобождаемся. И обратно: каждый запрет, каждое ограничение ведёт к созданию беспокойства. …Что же делает почти всякий актёр, приступая к репетиции? …прежде всего скрывает себя (курсив Демидова), убирает все свои непроизвольные автоматические движения. …Была «жизнь», «быт», - это пустяки, а вот сейчас начнётся работа, искусство – это серьёзно. …Он выбросил все «житейское», то есть всё естественное, натуральное для него. Остался голый рассудок и холодная готовность всё по заказу «выполнить». Всему конец». [Демидов Н.В. Искусство жить на сцене. Творческое наследие в 4т. Санкт-Петербург, «Гиперион». 2004. Т.2, 560с. С.210 – 212].

Хочется отметить, что возвращение к началу происходит на другом уровне, на другом «витке спирали»: возврат к себе, к свободному и непринуждённому восприятию окружающего происходит быстро, практически сразу.

Ведущий педагог может почти не ограничивать себя в объяснениях, так как исполнители уже на практике почувствовали и поняли, о чём идёт речь. Большинство легко «пускали» себя на свободное проявление «чего захочется», старались не контролировать и не контролировали мелкие подсознательные движения: почёсывались, потягивались, постукивали пальцами, теребили одежду, «играли» ручкой, карандашом, постукивали ногой и так далее. Но если пускали себя на движение ради движения, то иногда тормозили впечатление от самого этого движения. Если же удавался сам процесс органичного перехода восприятия в движение, мысль, настроение, впечатление от кого-либо или чего-либо, сразу же возникали предлагаемые обстоятельства. Если же тормозилось восприятие, тормозилась и психическая жизнь.

«Всё восприятие надо делать физиологическим (курсив Демидова), и это воспитать особыми упражнениями» [Демидов Н.В. Теория и психология творчества актёра аффективного типа. Творческое наследие в 4т. Санкт–Петербург, «Балтийские сезоны». 2009. Т.4, 656с. С.83].

Термин «пускание» сам Демидов комментировал так: «следует прежде всего пустить себя совершенно пассивно на примитивную биологическую жизнь (или, что тоже самое, на свободные физические и психические проявления). Практически это будет состоять в следующем: «не надо себя ни подтягивать, ни подхлёстывать, а наоборот: отпустить (курсив Демидова) все подвинчивающие нас винты. Отпустить себя, расслабиться. И не вмешиваться ни во что: хочется сесть – садись, двигаться – двигайся… Всему дай ход. Не мешай своей природе: скучно тебе – скучай, раздражён – – дай свободу и этому. Не подталкивай, а только не препятствуй (курсивы Демидова) себе жить так, как хочет того весь твой организм. Если теперь, наладивши это состояние, ты начнёшь слушать партнёра или подумаешь в этом состоянии (хотя, казалось бы, и не подходящем) об обстоятельствах пьесы или начнешь говорить слова роли, - не пройдет и минуты, как к твоей правде примешается правда пьесы и действующего лица и вытеснит твоё личное» [Демидов Н.В. Там же. С.85].

Может возникнуть другая опасность: эксплуатация мелких автоматических движений, которые при этом переставали быть бессознательными, а упражнение теряло свой смысл. Например, «я» -исполнитель выхожу из состояния «белого листа», мне ещё ничего не хочется, но я тороплю себя чего-то захотеть и для этого начинаю что-нибудь делать. Пускание ради пускания – не свобода, а хаос. Как правило, исполнитель начинает нервничать, совершать непонятные движения. Нервничать по какому-либо поводу и что-либо чувствовать – совершенно разные вещи. В этом случае педагог может посоветовать на секунду «опустошиться», успокоится и вновь уловить первое ощущение. Самое первое – обычно самое глубокое.

При возврате к игре - упражнению «Вопросы и ответы» мы обратили внимание, что для некоторых студентов был очень важен этап перехода из обычного состояния в состояние творческое. Будучи уже «опытными» исполнителями ДЭ, в предчувствии «выхода на сцену» (на площадку), почти все начинали этюд в состоянии некоего возбуждения, которое часто приводило не к творческому подъёму, а к фальшивому и нарочитому состоянию. Вместо того, чтобы перед началом этюда успокоиться и расслабиться, как можно более приблизиться к состоянию «белого листа», исполнители напрягались и «вывихивались» из органичного восприятия происходящего. Дальше начинался наигрыш, в той или иной степени грубый. «Нервный взвод не означает переживание. Нервный взвод – один для всех ощущений, а переживание разнообразно. Нервничать по поводу чего-либо и что-то чувствовать – разные вещи» [Малаев-Бабель А.А. Мастер-класс по Н.В. Демидову. Запись занятия от 31.05.2015г. Театральная Академия. Санкт-Петербург].

Чтобы исправить эту ошибку, можно напомнить о важности культуры покоя. Делали упражнения на расслабление, «выключение», «опустошение», «сон тела». Старались добиться умения отключаться от окружающей действительности и расслабляться буквально за 1-2 секунды. На занятиях собственно упражнениям на расслабление уделяется не более 30 минут, оставляя более тщательную работу на дом.

Когда становится понятным, кто из исполнителей к какому актёрскому типу (классификация Демидова) принадлежит, это существенно облегчает индивидуальный подход к исполнителям при работе над отрывками из драматургических произведений и ролью.

Людмила Андреевна Богданова

© 2018 АНО "Три Поколения" Наши партнеры: Администрация г. о. Пущино Семейный центр - Три Поколения OOO Анапа Море Российский Государственный
Институт Сценических Искусств Фонд Президентских грантов Информационное агентство - Росбалт Газета Пущинская среда

Main Menu